Каков идеал совершенного человека конфуцианстве.

Глава 1. Конфуций о человеке

§1. Человек

Древнекитайский мыслитель Кун-цзы (Конфуций - 551 - 479 до н.э.) жил в эпоху, когда вопросы стабильности государства вышли на первый план. Как правильно управлять государством, чтобы сохранить в нём неизменный порядок - вот что волнует Конфуция в первую очередь. Человек интересует его не сам по себе, а как часть иерархии, где он занимает определенное место. Поэтому учение о человеке неотделимо от учения об управлении государством. Цель конфуцианского учения о человеке - показать, как должен вести себя человек в различных ситуациях, т.е. учение имеет ярко выраженную практическую направленность, а теоретический аспект является подчиненным: обосновать вечность и неизменность рекомендуемых правил поведения и отношений между людьми. Достаточно познакомиться с произведением “Лунь-юй” (Беседы и высказывания), которое все исследователи считают наиболее достоверным выражением взглядов Конфуция, чтобы убедиться, что для него нет проблемы человека, а есть набор практических советов, которые подает учитель (цзы) Кун.

Мировоззренческую основу учения о человеке Конфуций не обсуждает. Кун-цзы предлагает свои рекомендации, исходя из традиционных китайских взглядов на устройство мира. Из контекста его высказываний становится понятно, что человека он рассматривает как особый предмет природы, подчиняющийся ей, но и умеющий ей противостоять. Это объясняется срединным положением человека относительно Неба и Земли: с одной стороны, человек вписывается в мироздание, составляя с ним единое целое и, выступая связующим звеном между Небом и Землей, а с другой - человек занимает в мироздании уникальное место, позволяющее ему соотнести себя как с Небом, так и с Землей. Традиционные для китайских мировоззренческих систем категории - дао (истинный путь) и дэ (одаренность) - также используются в “Лунь-юй” без обсуждения и дополнительных комментариев. Вообще Конфуций предпочитал не занимался вопросами мироздания и мировоззрения, в частности, отказывался высказываться о духах, сосредоточившись на учении о правильном поведении.

Обсуждать вопрос о природе человека, как свидетельствует “Лунь-юй”, Конфуций избегал, ограничившись расплывчатым высказыванием: “По своей природе (люди) близки друг другу; по своим привычкам (люди) далеки друг от друга”.

§2.Конфуцианские начала, знание

Конфуций четко разграничивает людей, обладающих различным социальным статусом в зависимости от моральных качеств, которым он приписывает надчеловеческое, вселенское значение и тем самым утверждает неизбежность и незыблемость социального расслоения. По его мнению, небо следит за справедливостью на земле, стоит на страже социального неравенства.

Моральные качества составляют 5 взаимосвязанных начал, или постоянств: “жэнь” - гуманность, человеколюбие; “синь” - искренность, прямота, доверие; “и” - долг, справедливость; “ли” - ритуал, этикет; “чжи” - ум, знание.

Основа человеколюбия - “жень” - “почтительность к родителям и уважительность к старшим братьям”, “взаимность” или “забота о людях” - основная заповедь конфуцианства. “Не делай другим того, чего не желаешь себе”.

Конфуций обращается к доверию (Синь) как к политической и нравственной категории. “Управляя царством, имеющим 1000 боевых колесниц, следует серьезно относиться к делу и опираться на доверие, соблюдать экономию в расходах и заботиться о людях; использовать народ в соответствующее время. Идею Доверия он проводит сквозь все свое учение.

Все эти начала опираются на знания в конфуцианском смысле. Имеются в виду не теоретические знания, а знания правил поведения с обязательным применением из на практике. Конфуцианское учение о знании подчинено социальной проблематике. Знать - “значит знать людей”. Познание природы его не интересует. Его вполне удовлетворяет то практическое знание, которым обладают те, кто непосредственно общается с природой - земледельцы, ремесленники. Конфуций допускал врожденное знание. Но оно редко: “Те, кто обладает врожденным знанием, стоят выше всех, а за ними следуют те, кто приобрел знание благодаря учению”. Учение у Конфуция должно обязательно дополняться размышлением. Отсюда вытекает, что отождествлять конфуцианскую ученость с книжной премудростью не совсем справедливо. Хотя в конфуцианстве авторитет мудрецов древности и изложенного ими учения был всегда высок, на первый план выходит правильное поведение, а не знание само по себе. Ценность знания в том, чтобы способствовать правильному поведению.

§3. Ритуал и воспитание

Применяются конфуцианские знания по правилам этикета, без которых их использование не будет “правильным”, а человеческое поведение окажется нерегулируемым. Задача воспроизведения норм возлагается на самого человека: “Сдерживать себя, с тем чтобы во всем соответствовать требованиям ритуала, - это и есть человеколюбие…Осуществление человеколюбия зависит от самого человека, разве оно зависит от других людей?” Так гуманность связывается с ритуалом, причем человек должен приложить определенные усилия, чтобы преодолеть себя, включиться в систему отношений, регулируемых правилами этикета, и добиться того, чтобы дальше проявлять себя наилучшим образом без дополнительных усилий, то есть стать “благородным мужем” (Цзюнь-цзы).

Все это указывает на необходимость воспитания, предусматривающего деятельное участие в нем самого человека, его стремление стать воспитанным. Но это не означает отказа от ответственности. Скорее речь идет об уравновешенности того и другого, ибо естественность обеспечивает проявление искренности: “После того как воспитанность и естественность в человеке уравновесят друг друга, он становится благородным мужем”.

Таким образом, создавая концепцию ритуальной формы организации общества, Конфуций выводит ритуал из предфилософской мировоззренческой традиции. Он берет из Ритуала все лучшее и приспосабливает его к условиям классового общества. Ритуал как слово, музыка и движение становиться у Конфуция главным способом теоретического и практического воплощения своих идей среди верхов и низов.

Осуществляя ритуализацию политики, нравственности, семейных отношений, Конфуций замечает еще одну силу, способствующую успеху Ритуала, - культ предков. Их имеет каждый из живущих людей. Семейные узы самые крепкие и искренние среди всех прочих отношений. Конфуций и здесь стремиться осуществить ритуализацию, находя в почитании предков как основы политических устоев, так и морали.

§4. Низкий человек и благородный муж

Как же увязываются между собой положения Конфуция о близости людей к природе, о необходимости определенных действий, чтобы стать благородным мужем, и социальной иерархией в зависимости от моральных качеств? Логично допустить, что каждый человек способен стать благородным мужем. Но как тогда быть с неизменным социальным расслоением?

Дело в том, что природа человека в китайской традиции включает в себя как бы два уровня: врожденные качества и способность к самосовершенствованию. Человеку мало обладать некоторыми качествами, надо еще уметь их применить, сконцентрировав волю и регулируя свое поведение.

По-видимому, Конфуций имеет в виду именно такую трактовку природы человека. Тогда становится понятным, как при сходстве врожденных качеств люди оказываются представителями различных слоев, определяемых моральным статусом.

Поскольку способности людей регулировать свое поведение признаются различными от природы, каждому слою предъявляются особые требования и предписываются различные правила поведения. Конфуций связывает общественное положение человека не с богатством или знатностью, а с его моральной характеристикой. Конфуций дает развернутый образ человека, соответствующего конфуцианским моральным заповедям. Это цзюнь-цзы (“благородный муж”), которому противопоставляется “низкий человек”. Низкий человек не обладает должным знанием, поэтому его поведение не регулируется этикетом. “Кун-цзы сказал: Благородный муж боится трех вещей: он боится неба, великих людей и слов совершенномудрых. Низкий человек не знает веления неба и не боится его, презирает высоких людей, занимающих высокое положение; оставляет без внимания слова мудрого человека”. Низкий человек оказывается негуманным, т. е. неспособным правильно вести себя с людьми. “Есть благородные мужи, которые не обладают человеколюбием, но нет низких людей, которые бы обладали человеколюбием”. Гуманность остается прерогативой благородного мужа, способного и обязанного поступать надлежащим образом: иначе все дела расстроятся.

§5. Достойный правитель

На благородного мужа Конфуций возлагает ответственность за поддержание порядка в Поднебесной. Исходя из этого, особое значение Конфуций придает описанию правителя, для которого гуманность превращается в умение разбираться в людях, отличать достойных от недостойных и управлять ими, подавая хороший пример. Отвечая на вопрос о том, следует ли убивать людей в целях улучшения управления государством, Конфуций заявил: “Зачем, управляя государством, убивать людей? Если вы будете стремиться к добру, то и народ будет добрым. Мораль благородного мужа подобна ветру; мораль низкого мужа подобна траве. Трава наклоняется туда, куда дует ветер”.

Конфуций не объясняет, откуда берется достойный правитель. По всей вероятности, он считает его таким же проявлением всеобщей закономерности, как и любую вещь в природе. Из контекста ясно, что подобный талант нельзя сформировать, но его можно выявить, чтобы человек, обладающий им, занял подобающее место в государстве. Отсюда своеобразие системы экзаменов на должность, предусматривающих лишь отбор наиболее достойных, но не воспитание или обучение их.

Правитель может стать благородным мужем, если соответствует определенным требованиям. При этом Конфуций подчеркивает, что власть должна находиться в руках верховного правителя, “сына Неба”, а не сановников, ибо он несет ответственность за поддержание естественного хода вещей, что и обеспечивает государственную стабильность. “Когда в Поднебесной царит дао, ритуал, музыка, (приказы) на карательные походы исходят от сына неба… Когда в Поднебесной царит дао, то правление уже не находится в руках у сановников. Когда в поднебесной царит дао, то простолюдины не ропщут”. Идеальное правление не находится в зависимости от того, какие государственные мероприятия осуществляет правитель, а от того, что представляет он собою и как он себя ведет: “Если личное поведение тех, (кто стоит на верху), правильно, дела идут, хотя и не отдают приказов. Если же личное поведение тех, (кто стоит наверху), неправильно, то, хотя приказывают, народ не повинуется”. В идеале такая форма правления не связана с преднамеренными действиями. Управление осуществляется как бы само собой.

Итак, идеальную форму правления Конфуций связывает с поддержанием естественного и неизменного порядка вещей через недеяние (увэй) достойного правителя, одним лишь своим поведением восполняющим недостающие звенья всеобщих связей в соответствии с дао, избегающего частных намерений и надуманных действий. В этом - близость мировоззренческих основ Конфуция и даосизма, хотя по ряду вопросов эти учения были антиподами.

Таков идеальный облик правителя. А как на практике: есть ли однозначное соответствие между высокой моралью и высоким постом? Судя по тому, как настойчиво Конфуций подчеркивает, каким должен быть правитель, ему ясно, что совпадения тут нет. Поэтому характеристика благородного мужа служит Конфуцию и самостоятельной задачей, отличной от вопроса о наилучшем управлении государством. В этой связи на первый план выходит отношение благородного мужа к знанию, его способность к самостоятельным и глубоким суждениям. Уточняя образ благородного мужа, Конфуций противопоставляет ему низкого человека. “Учитель сказал: “Благородный муж думает о том, как бы не нарушить законы; низкий человек думает о том, как бы извлечь выгоду”. Конфуций подчеркивает, что благородный муж ведет себя с учетом воли Неба. Его знания не преследуют корыстной цели. Они для него самоценны и направлены на существенное и общее, а не на частности. Бескорыстное получение знаний приближает благородного мужа к состоянию совершенномудрого. Конфуций не проводит между ними жесткой грани. Некоторых древних правителей он называет совершенномудрыми. По-видимому, он связывает это состояние с гуманностью как с высшей истиной. Тогда идеалом поведения совершенномудрого оказывается покой, уравновешенность, в чем конфуцианство снова перекликается с даосизмом.

§6. Гуманность Конфуция

Трактуя гуманность как способность разбираться в людях и управлять ими, Конфуций связывает ее проявления с социальной иерархией, с устройством государства. Интерпретируя гуманность как высшую истину, обладающую вселенским значением, он, напротив, утверждает необходимость некоторой отрешенности относительной независимости от общественного положения. Поэтому придавая большое значение управлению государством призывая людей к тому чтобы они заняли свое место в социальной иерархии и выполняли свой долг в строгом соответствии с этикетом Конфуций в то же время делает упор на мораль предусматривая возможность для человека самому определять что хорошо а что плохо. “Учитель сказал: “Человек не должен печалиться, если он не имеет высокого поста он должен лишь печалиться о том что он не укрепился в морали”. В конечном счете получается что благородный муж должен полностью вписаться в данную систему и в тоже время сохранить независимость суждений что приводит к противоречивой ситуации. Стремление к совершенствованию и к осуществлению гуманности Конфуций связывал с преодолением себя вплоть до самопожертвования. В его понимании вселенское значение гуманности скорее вынуждает предполагать что гуманность - в природе человека, и осуществлять ее - значит следовать своей природе, а не ломать ее. Эта мысль получила развитие у учеников Конфуция, в частности у Мэн-цзы (372-289 гг. до н.э.).

Глава 2. Позднее конфуцианство о человеке

§1. Толкование человеческой природы Мэн-цзы и Сунь-цзы

Практически все выдающиеся мыслители - конфуцианцы обращались к рассмотрению человеческой природы, перебрав все возможные варианты ее оценки как доброй или злой, насколько это допускали рамки, заданные Конфуцием.

Как свидетельствует Мэн-цзы есть различные мнения относительно природы человека: и то что она одновременно и добра и зла; и то что она может быть как доброй так и недоброй; и то что природа одних людей добра а других - недобра. Сам Мэн-цзы твердо придерживается того что природа людей добра: “Если человек делает недоброе то в этом нет вины его природных качеств, к этому вынуждают человека обстоятельства, например в голодные годы люди бывают злыми”.

Отсюда напрашивается вывод что человек предоставленный свободному проявлению свой природы не испытывающий давления неблагоприятных обстоятельств будет следовать правильному пути.

С этим в корне не согласен Сюнь-цзы (ок. 313- ок. 238 гг. до н.э.). Он утверждает что человек по природе зол из-за чего древние совершенномудрые правители “ввели ритуал и понятие чувства долга и создали систему законов с тем чтобы дисциплинировать и воспитать чувства и характер человека направив их по правильному пути соответствующему дао”. Выходит добро напротив является результатом особых условий в которые поставлен человек и без которых проявится его злая природа.

Оба философа исходят из положения об одинаковости природы всех людей. Однако при этом Сюнь-цзы указывает что “совершенномудрые изменили свою природу и стали первыми заниматься практической деятельностью”.

Из разъяснений Сюнь-цзы следует что они это смогли потому что захотели тогда как “ничтожный человек может стать совершенным но не хочет”. А не хочет потому что он ничтожный а не совершенномудрый! Здесь по-видимому негласно присутствует идея о двух уровнях природы человека: врожденные качества и способность ими распорядиться. Совершенный человек преклоняется перед тем что заключено в нем самом а не уповает на то что относится к небесным явлениям поэтому в своем развитии совершенный человек всегда движется вперед. Ничтожный же человек отбрасывает то что заключено в нем самом поэтому ничтожный человек постоянно идет назад! Происходит это от того что один надеется на себя другой - на небо! В этом и заключается отличие совершенного человека от человека ничтожного. В конце концов какое бы значение ни придавал Сюнь-цзы самосовершенствованию идеал для него определен естественными мировыми связями и в этом смысле ограничен.

Мэн-цзы тоже не против того чтобы признать человеческое происхождение норм поведения. Но при этом он подчеркивает их космическое значение указывая на всеобъемлющий характер чувства справедливости которое “наполняет все между небом и землей” и представляет собой “сочетание долга и дао”

Естественное происхождение чувства справедливости не означает по Мэн-цзы будто нет необходимости в его воспитании. Отсюда совет мудрому правителю соблюдать ритуал по отношению к своим подчиненным, то есть вести себя подобающим образом подавая хороший пример и тем самым создавать благоприятные условия для воспитания подданных. В числе этих условий Мэн-цзы называет постоянную занятость и умеренные налоги.

С этими рекомендациями Сюнь-цзы вполне согласен. Он тоже считает отсутствие постоянного занятия источником дурных наклонностей и смуты в государстве. Но это не все. Говоря об управлении им Сюнь-цзы развивает идею “равных возможностей” для чиновников. Эта мысль не чужда всему конфуцианству хотя не каждый автор сформулировал ее столь четко и радикально.

Итак, в 4-6-3 вв. до н.э. взгляды на природу человека его воспитание и деятельность были предметом дискуссии между конфуцианцами. Тем не менее некоторые особенности их интерпретации человека ставят под сомнение гуманистическую устремленность данного учения.

§2. Позднее конфуцианство

1.Хань Юй

У поздних конфуцианцев повышается интерес к внутреннему миру человека формированию его индивидуальности в противовес вопросам управления государством. Одной из теоретических причин этого явилось то что начиная приблизительно с 7 в. в Китае распространяется буддизм, традиционно обращавший внимание на индивидуальные особенности человека. Конфуцианские мыслители не могли игнорировать такое важное явление. Их представления о человеке сначала изменялись за счет детализации и акцентирования положений конфуцианства, противостоявших даосизму и буддизму, а позднее - за счет освоения положений буддизма и даосизма.

Хань Юй (768-824) трактует природу человека ортодоксально конфуциански, приравнивая ее к природным задаткам в число которых включает традиционные “жень” “ли” “и” “чжи” “синь”. Наличие этих качеств означает по Хань Юю, что природа человека добра; наличие их противоположностей - что она зла. Если же в природе человека они смешаны, то его природа и добра и зла. Так Хань Юй делит всех людей на категории в зависимости от природных задатков, то есть обосновывает природное неравенство, которое связывает с необходимостью разделения функций в обществе. Хань Юй подчеркивает этот традиционный для конфуцианства момент в противовес даосизму, отрицавшему обоснованность социальной иерархии.

Еще более решительно отстаивает Хань Юй конфуцианскую идею о необходимости деятельности на основе человечности (жень) и долга (и) во имя поддержания порядка в Поднебесной. Это положение направлено против буддизма, призывавшего к отреченности от земных дел, и против даосизма, считавшего, что следование естественному ходу вещей исключает чрезмерное вмешательство в них.

В трактате “Юань дао” (“О пути”) Хань Юй пишет, что человек не имеет приспособлений, позволяющих ему защищаться от холода и жары или обеспечивающих пропитание, как у животных. Выживание человека мыслитель связывает с деятельностью совершенномудрых, которые из-за любви к людям ввели новый порядок, зиждущийся на социальной иерархии и закрепленный разделением труда.

Для Хань Юя деятельность совершенномудрых служит образцом для подражания. Он определяет человеческий путь, исходя из учения древних: “Любить всех - это человеческое в человеке. Осуществлять человеческое и поступать при этом как нужно - это чувство должного в человеке. Следовать такой стезе - это путь человеческий. Иметь все в самом себе и не ждать ничего извне - это внутреннее достояние человека”. Тем самым Хань Юй подчеркивает, что человек в своей деятельности зависит только от собственной природы, от ее одаренности. На основании этих положений академик Н. И. Конрад делает вывод, что Хань Юй представляет себе жизнь как свободное развитие человека, целью которого является “все большее совершенствование человеческой личности”. Поэтому он оценивает учение Хань Юя как гуманистическое.

Хань Юй настаивает на правильных действиях, соответствующих истине. Из контекста выясняется, что истина - это учение древних совершенномудрых и правильные действия - навсегда установленные ими, отвечающие вечным законам.

В учении Хань Юя прослеживается идея свободного развития человека. В первую очередь это свобода от насилия, нарушающего порядок. Хань Юй не отрицает необходимости наказаний, но подчеркивает, что они должны быть правильными, т.е. тоже отвечать древним образцам. Насилие не оправдано, когда выступает в форме произвола и не совпадает с волей Неба. Значит, свобода - это средство для человека занять свое место в Поднебесной. Как и предшественники, Хань Юй считает, что человек должен поступать по воле Неба, но поступать - сам, не рассчитывая, будто Небо выполнит работу за него.

2. Чжу Си

В дальнейшем конфуцианство шло по пути освоения положений даосизма и буддизма, в результате чего к 12 в. сформировалось неоконфуцианство, упрочение которого связано с именем Чжу Си (1130-1200). В центре его внимания - проблема самосовершенствования, не чуждая и предшественникам Чжу Си. Но до тех пор она была тесно привязана к вопросу об управлении государством и подготовке человека к тому, чтобы занять соответствующий пост, а затем под влиянием буддизма приобрела самодовлеющее значение.

В оценке человеческой природы Чжу Си согласен с Мэн-Цзы, считая ее доброй. При этом он разъясняет, что под “природой”, которую люди получают от Неба, он понимает только общий принцип. Дальше к ней примешивается “ци”. Единство доброй природы-принципа и “ци” создает индивидуальную природу, продуктом которой может стать как добро, так и зло. Индивидуальная природа людей различается в зависимости от того, какое “ци” досталось человеку.

Как и другие категории, “ци” - неоконфуцианского происхождения. Скорее это категория общекитайской культуры, в первую очередь натурфилософии, т.е. философии природы. Исследователи отмечают ее синтетический характер. “Ци” рассматривается в качестве наполнителя, материала. В зависимости от того, наполнителем чего считается “ци”, оно истолковывается по-разному. Поскольку в центре конфуцианства находится человек, то и “ци” выступает как наполнитель человеческого сердца, ибо именно сердце в китайских мировоззренческих системах считается сосредоточием человеческой природы, органом мысли и чувства. В качестве такового “ци” оказывается чем-то средним между физическим материалом и способностью человека пользоваться им. Из разъяснений Чжу Си получается, что человеческая природа существует благодаря “ци”, но его нельзя приравнивать не к природе, не к воле Неба.

Поскольку “ци”-обязательный элемент индивидуальной природы, напрашивается вывод о том, что дальнейшая судьба человека определяется “ци”, которое ему досталось и перед которым он бессилен. Но Чжу Си изыскивает возможность смягчить фатализм и упрочить идею самосовершенствования. Для этого он указывает, что всем людям, вне зависимости от “ци”, свойственны желания. “Даже если ци, которым наделен человек, чистое, он подвластен желаниям при ослаблении бдительности и контроля над собой”.

Отличие от буддизма Чжу Си призывает не полностью отказаться от желаний, а поддерживать их в равновесии, не допуская ни чрезмерности, ни недостатка, подобно даосам. В этой способности и состоит, по мнению Чжу Си, отличительная особенность человека по сравнению с любой другой частью Вселенной, благодаря которой человек родственен и Небу, и Земле.

Самосовершенствуясь, человек очищает заложенные в нем небесные принципы и тем самым заслуживает благосклонность Неба. Это положение направлено против даосизма, утверждавшего безразличие Неба к человеку.

3. Ван Янмин

Китайский философ Ван Янмин (1472-1529) продолжает развивать конфуцианство за счет освоение идей даосизма и буддизма. Подобно Чжу Си, Ван Янмин продолжает считать человеческую природу доброй. Как и все конфуцианцы, он исходит из сущностного единства человеческой природы и мироздания, благодаря которому человек отличается от других элементов природы, как одушевленных, так и неодушевленных, не своими моральными качествами и не разумом, а срединным положением. Прочие характеристики объединяют человека с другими существами. Благодаря этому человек постигает свою природу как самоочевидность. Будучи естественным достоянием такого человека данное знание не может быть передано другому.

Все вещи составляют единое тело с человеком не только в как проявление принципа (ли), но и как проявление “ци”. Ван Янмин, как и Чжу Си, трактует “ци” как начало и духовное и телесное одновременно. Различаются “ли” и “ци” не по признаку духовности, а по упорядоченности и в этом смысле рациональности. Если “ли” воплощает в себе упорядоченное начало с моральной окраской, то “ци” - это начало хаотическое и иррациональное.

Под “личностью” Ван Мин понимает целостное существо, и духовное, и телесное, способное к деятельности.

Поскольку природа человека воплощена в его сердце, то зло исходить из него не может. Зло появляется в стремлениях и мыслях. Поэтому исправлять надо не сердце, а стремления и мысли. Цель очищения - осознание чистоты и совершенства сердца и правильные деяния. Такая концентрация на внутреннем Я - безусловное влияние буддизма.

Ван Янмин критикует даосизм и буддизм за допущение эгоизма, хотя для этого автора более характерно подчеркивать что именно объединяет эти три учения, нежели подчеркивать различия между ними. Имея в виду Лао-цзы и Будду, Ян Ванмин признает. Что они тоже стремились к совершенству, но этому помешала несдержанность их эгоистических желаний, в результате чего они вступили на ошибочный путь отрешенности и бездеятельности, с чем Ван Янмин, как конфуцианец, согласиться не может.

§3. Современное конфуцианство Чэнь Юланя

В последующие два века наблюдается упадок философской мысли в Китае, что связано в первую очередь с маньчжурской оккупацией. Возрождение конфуцианства начинается в 20 в. и связано главным образом с именем Фэн Юланя. Он развивает его принципы, осовременивая их и обогащая некоторыми достижениями современной философии, благодаря чему учение вступает в новый этап - постконфуцианство.

Традиционное для конфуцианства отсутствие разграничения материального и духовного, трактовка “ци”, как телесного и духовного начала одновременно, сближает это течение с позитивизмом, с его тенденцией стать выше материализма и идеализма и изучать действительность в ее данности, без теоретического давления на материальное и идеальное.

Осовременивание конфуцианских взглядов состояло в том, что Фэн Юлань признал двойственность человеческой природы: логическую и биологическую. Логическую природу он считает истинной; благодаря ей человек родствен Небу и Земле (по аналогии с природой-принципом Чжу Си). Биологическая природа не является собственно человеческой, она выступает как естественные задатки (осовремененная трактовка “ци”). Переосмысление природы человека понадобилось Фэн Юланю, чтобы указать человеку “путь к внутренней святости и внешней царственности”, к “высшей просветленности и непоколебимому спокойствию”. Достижение этой цели состоит в слиянии с мировой гармонией, для чего необходимо поэтапное самосовершенствование с учетом особенностей человеческой природы. Если в обычном состоянии человек ограничен естественными потребностями, биологическими по происхождению, то самосовершенствование означает освоение способностей через практическую деятельность. Дальше путь лежит к осознанию внутреннего единства человека, его природы с гармонией мироздания. И наконец, последний этап - слияние человека с этой гармонией, т.е. возвращение к единству с природой.

Источник: http://china-voyage.com/2010/11/mesto-cheloveka-v-konfucianstve/.

  • каков идеал совершенного человека в конфуцианстве

каков идеал совершенного человека в конфуцианстве

В последнее время в Китае много говорят о роли идей Конфуция в создании гармоничного общества, формировании человеческой личности. Конфуцианский идеал человека включает принципы, которые были в основном определены Конфуцием.

Прежде всего, это моральные принципы. Фактически, это вопросы долга и выгоды. Здесь можно привести высказывание Конфуция: «Для благородного мужа долг превыше всего». В последующем Сюнь-цзы пояснил: «Благородный муж может быть оскорблен положением, но не может быть оскорблен долгом». Таким образом, моральные принципы важны, вплоть до того, что Конфуций без преувеличения говорит: «Утром, познав Дао, к вечеру можно умирать».

Конфуций считал, что следует ценить долг и пренебрегать выгодой. А ставить долг на первое место, значит ставить выгоду на второе место. Как говорил Конфуций: «Когда вижу выгоду, то думаю о долге». «Без должного богатство и знатность для меня не имеют смысла». А Мэн-цзы утверждал: «Зачем говорить о выгоде, достаточно, если есть гуманность и должное (справедливость)».

Человек неизбежно попадает в затруднительное положение, как в таком случае поступает благородный муж? Конфуций подчеркивал: «Богатство и знатность - то, к чему стремится человек; но он не должен пользоваться ими, если это достигнуто безнравственно. Бедность и низкое положение – это то, к чему человек питает отвращение, но он не должен отказываться от них, если это путь нравственности. Если благородный муж отбрасывает гуманность, как он может назваться благородным? Благородный муж не может отбрасывать гуманность даже во время еды, перед лицом опасности, даже когда он бездомен». Конфуций в качестве примера приводит своего ученика Янь Хуэя: «Как добродетелен Янь Хуэй! Ест из бамбукового короба, пьет из тыквы, живет в глухом переулке. Когда другие беспокоят его, он не изменяет своего добродушия. Янь Хуэй, так добродетелен!» Кроме того, конфуцианство отличает благородных мужей от малых людей.

Важнейшим принципом идеального человека в конфуцианстве является самосовершенствование. Если принцип «довольствоваться бедностью, радоваться Дао» означает выбор между бедностью и богатством, то «самосовершенствование» означает выбор между добром и злом. Конфуций говорил: «Если в Поднебесной есть Дао, то будь на виду, если нет Дао, то скрывайся». «Когда нет Дао, то садись на плот и плавай по морю». Мэн-цзы также говорил: «В бедности, самосовершенствуйся, когда дела на подъеме, совершенствуй Поднебесную».

Одно из важных качеств - стоять насмерть за доброе дело, что означает бесстрашно отстаивать правду. Конфуций говорил: «В гуманности не уступать учителю». «Всем сердцем быть преданным честности, учению, добродетели». Благородный муж должен сохранять твердость духа. Конфуций сказал: «Можно на некоторое время лишить армию командования, но нельзя отнять воли у простого народа».

Идеал человеческого поведения - жертвовать своей жизнью ради Дао. Конфуций сказал: «Человек с идеалами лучше пожертвует своей жизнью ради добродетели и гуманности, чем будет спасаться». Мэн-цзы говорил: «Человек с идеалами не страшится диких мест, человек с доблестью не боится быть убитым». «Если в Поднебесной нет Дао, то отдай свою жизнь за Дао». Этот принцип поднимает конфуцианскую мораль на самый высокий уровень, потому что нет ничего дороже жизни, а высшая нравственность - отдать свою жизнь за нравственные идеалы.

Совершенный человек должен следовать трем правилам.

Во-первых, быть честным и великодушным. Это конкретное воплощение духа гуманности, что значит - исходным пунктом считать других людей. Это правило включает в себя две стороны: «Чего не желаешь себе, не делай другому». «Тот, кто благосклонен к другим, получит благосклонность от других; тот, кто великодушен к другим, получит великодушное отношение от других».

Первое утверждение означает, что не следует требовать от других и желать того, чего не можешь добиться и не можешь принять сам. На международной конференции по религии, состоявшейся в Чикаго в 1993 году, принцип «чего не желаешь себе, не делай другому» был определен в качестве золотого правила в отношениях между людьми. Этот принцип по-разному выражен в различных религиях и этических системах, но одинаков по смыслу. Второе утверждение означает распространение морали в своих действиях на других. На самом деле, честность и великодушие также означают: строго относиться к себе и терпимо к другим, ставить себя на место другого, относиться к другим как к самому себе.

Говоря о качествах идеальной личности, Конфуций подчеркивал: «Придерживаться середины – величайшая добродетель!» Придерживаться середины - это один из видов добродетели, высший уровень воспитания нравственности. Конфуций приводил пример: «Я вынужден знакомиться с теми, кто проявляет непокорность и упрямство, когда не могу найти того, кто придерживается середины. Непокорный делает все, что он хочет, упрямый отказывается делать что-либо». Между тем, Конфуций также указывает, что на практике очень легко спутать нравственного человека, который придерживается середины, и того, кто под прикрытием нравственности совершает преступления.

Во-вторых, совершенный человек должен быть зрелым. Это означает единство истины, добра и красоты, или знаний, чувств и воли. Конфуций говорил: «Взращивание начинается с изучения поэзии, устанавливается в обучении обряду, завершается в обучении музыке». Сюнь-цзы на этой основе дал такое толкование: «Благородный муж видит, что его знания неполны, неточны, недостаточны, несовершенны».

В третьих, следует проявлять самодисциплину. Для конфуцианцев нравственность не может быть установлена законом или силой. Конфуций и Мэн-цзы говорили:

«Можно ли ждать гуманности от других, если сам не следуешь гуманности?» «Лучше действовать в соответствии с гуманностью, чем практиковать гуманность ради гуманности».

Принцип самодисциплины включает в себя четыре правила.

Требовательность к себе. Это означает предъявлять к себе требования добродетельности. Конфуций сказал: «Благородный муж требователен к себе, малый человек требователен к другим». Мэн-цзы сказал: «Гуманность как стрельба из лука. Перед стрельбой следует занять правильное положение. Если не смог попасть в цель, то должен спросить с себя, а не жаловаться на того, кто победил».

Самопроверка. Это означает изучать себя. Конфуций сказал: «Когда видишь достойного человека, то думай о том, чтобы сравняться с ним; когда видишь недостойного человека, то обрати внимание на себя». Ученик Конфуция Цзэн Сэн сказал: «Трижды в день я спрашиваю себя: Был ли я точен, давая советы другим? Был ли я честен с друзьями? Повторял ли я то, что учил?»

Исправление ошибок. Человек неизбежно совершает ошибки. Вопрос не в том, что ошибка допущена, а в том, что осознана и исправлена. Конфуций говорил: «Если ошибка допущена, то не бойся ее исправить». «Ошибиться и не исправить ошибку и будет ошибкой».

Кроме того совершенный человека должен быть осмотрительным в уединении. Это означает, что пребывая в уединении, следует строго соблюдать нормы морали. В «Чжун юн» говорится: «Благородный человек должен быть осмотрителен, когда другие не видят и не слышат его. Нет ничего частного, что бы не было открыто, нет никакой мелочи, которая бы не вышла наружу. Поэтому благородный муж осмотрителен в уединении». Самодисциплина отличается от дисциплины других, другие соблюдают дисциплину под влиянием внешнего давления, приказов, это близко к этике. Для самодисциплины необходим самоанализ и это относится к нравственности. В этике авраамических религий этика протестантизма ближе всего к конфуцианским требованиям самодисциплины. В западной философии и этике взгляды Канта, который утверждал, что «нравственность не выражает ничего, кроме чистой и практической самодисциплины, или самодисциплины в свободе», очень близки конфуцианской точке зрения.

Рассматривая идеал конфуцианской личности, определенный Конфуцием, мы ощущаем дух строгой честности, благородства, величия. С древних времен этот идеал был духовным стержнем китайской цивилизации. Он вел за собой и освещал путь китайской нации, стал душой китайского народа. Воспитание такой личности преобразуется в чувство ответственности перед обществом и историей. Фактически многие великие мыслители брали на себя такую ответственность. Например, Мэн-цзы говорил: «Сегодня, кто кроме меня, может навести порядок в Поднебесной?» Чжан Цзай говорил: «Я хотел бы все знать, чтобы служить людям, чтобы наследовать мысли мудрецов, и утвердить спокойствие в мире». Это является воплощением идеала добродетельного мудреца-правителя. Также следует отметить, что идеал конфуцианской личности содержит лучшие качества благородного мужа.

Источник: http://russian.cri.cn/841//01/23/1s537359.htm



Комментариев пока нет!

Поделитесь своим мнением

Поиск по сайту

Страны

Наиболее читаемые

Какой язык является государственным Мексике. Государственный.. Площадь - 1 967 180 кв.кмНаселение - 91 261 000Столица - Мехико (15 048 000)Другой крупный город -

Как есть сердце дракона фрукт. Драконий фрукт (питахайя). Среди русских туристов встречаются названия: «Дракон фрукт», «Драгон фрукт», «Сердце дракона». По-тайски этот розовый фрукт из Тайланда называется

Что запрещено вывозить из Китая. Китайское правительство уже много лет проводит такую государственную политику, которая нацелена стимулировать всех без исключения граждан к соблюдению

Популярные

Цитаты на греческом переводом. Фразы. Красивые. Языке. Стихи. (50)

Coraspin 100 mg инструкция на русском. (31)

Piyeloseptyl инструкция на русском. (29)

Внешняя и внутренняя политика Китая. 20 веке. Какие организации входит Китай. (21)

Мурена чем опасна для человека. Мурены опасны. Это рыба или змея. Ядовитая нет. Египте фото. Википедия. Красном море. (19)

Арабские цифры от 1 до 10. Египетские. На арабском. 100. Счет по десяти. Числа. Как пишутся. Языке. 1000. Написание. В. Числительные. Языкецифры писать. 20. Выглядят. (19)

Интересно

Куда сходить в афинах.

Страна открыта для иностранцев, желающих приобрести недвижимость в Греции. Любой иностранец имеет на это право. Только в приграничных районах

Аэропорты Испании на карте. В. Карта аэропортами русском.

Аэропорты ИспанииАэропорты в Испании: списокПочти все аэропорты Испании обслуживаются компанией AENA, список-таблица – перед вами.Разобрались в информации об аэропортах и решились на самостоятельное путешествие? Купите билеты

Сьерра невада Испания горнолыжный курорт. Испании.

Другой уникальный горнолыжный курорт Сьерра Невада расположен всего лишь в 80км от фешенебельных курортов Коста дель Соль и