Учения лао цзы конфуция. Конфуций.

Конфуций был для китайской морали тем же, чем Платон — для греческой философии, и хотя учения и того, и другого оказали воздействие на религию, строго говоря, ни один из них не был проповедником; Лао-цзы узрел больше от Бога в Дао, чем Конфуций в гуманности или Платон в идеализме.

БОРЬБА ЗА ИСТИНУ В КИТАЕ

По мере того, как салимские миссионеры продвигались по Азии, распространяя учения о Всевышнем Боге и спасении через веру, они впитывали многие аспекты философской и религиозной мысли различных стран. Однако учители, посланные Мелхиседеком и его преемниками, не изменили своему долгу: они действительно достигли всех народов Евразии и в середине второго тысячелетия до Христа прибыли в Китай. В течение более ста лет, в своем центре в районе Си-Фука, посланники Салима готовили китайских учителей, проповедовавших на всей территории расселения желтой расы.

Прямым следствием этого учения и стало возникновение в Китае древнейшей формы даосизма — религии, полностью отличавшейся от той, что носит это имя сегодня. Ранний даосизм, или протодаосизм, был смесью различных положений:

1. Остаточных учений Синглангтона, от которых сохранилось представление о Шан-ди, Боге Небес. Во времена Синглангтона китайский народ практически перешел к монотеизму, сосредоточив свое учение вокруг поклонения Единой Истине, позднее известной как Дух Небес, правитель вселенной. И желтая раса никогда полностью не теряла своего древнего представления о Божестве, хотя в последующие века в их религию исподволь проникли многие второстепенные боги и духи.

2. Религии Салима о Всевышнем Божестве-Создателе, готовом одарить человека своим благоволением в ответ на его веру. Однако бесспорным фактом является то, что ко времени проникновения миссионеров в земли желтой расы их проповедь значительно отличалась от простых салимских учений, изначально существовавших во времена Макивенты.

3. Концепции Брахмана-Абсолюта индийских философов в сочетании со стремлением избавиться от всякого зла. Возможно, самое сильное внешнее влияние на салимскую религию при ее распространении на восток оказали индийские проповедники ведизма, которые ввели в салимскую идею спасения свое представление о Брахмане, — Абсолюте.

Это смешанное вероучение распространилось на все территории, заселенные желтой и коричневой расами, став основополагающим фактором их религиозно-философской мысли. В Японии этот протодаосизм был известен как синтоизм, и народ этой страны, находившейся на огромном расстоянии от палестинского Салима, узнал об инкарнации Макивенты Мелхиседека, который жил на земле для того, чтобы человечество не забыло имя Бога.

В Китае все эти вероучения были впоследствии перепутаны и смешаны с постоянно растущим культом поклонения предкам. Однако со времени Синглангтона китайцы никогда не были беспомощными рабами духовенства. Желтая раса первой перешла от кабалы варварства к организованной цивилизации, ибо она первой обрела некоторую степень свободы от малодушного страха перед богами; даже страх перед духами покойников был здесь не таким сильным, как у остальных рас. Поражение Китая объяснялось тем, что он не пошел дальше освобождения от жрецов и ударился почти в столь же пагубное заблуждение — поклонение предкам.

Но усилия посланников Салима были не напрасны. Именно на фундаменте их евангелия построили свои учения великие китайские философы шестого века до н. э. Нравственная атмосфера и духовные воззрения эпохи Лао-цзы и Конфуция выросли из учений салимских миссионеров более раннего периода.

ЛАО-ЦЗЫ И КОНФУЦИЙ

Примерно за шестьсот лет до прибытия Иисуса Мелхиседеку, уже давно завершившему свое пребывание во плоти, начало казаться, что чистоте оставленного им на земле учения грозит слишком большая опасность из-за повсеместного смешения с более древними урантийскими верованиями. В течение какого-то времени складывалось впечатление, что его миссия — миссия предтечи Иисуса — может закончиться неудачей. И в шестом веке до Христа, благодаря необычному взаимодействию духовных сил, не до конца понятному даже планетарным наблюдателям, Земля стала местом действительно необычайного изложения разнообразных религиозных истин. При помощи нескольких человеческих учителей салимское евангелие было восстановлено и обрело новую жизнь, и в этой форме оно в значительной мере сохранилось вплоть до времени составления этих документов.

Во всём цивилизованном мире это уникальное столетие духовного прогресса охарактеризовалось появлением великих учителей в области религии, морали и философии. В Китае двумя выдающимися учителями были Лао-цзы и Конфуций.

Лао-цзы опирался непосредственно на понятия салимской традиции, провозгласив Дао Единой Первопричиной всего творения. Лао был человеком огромной духовной проницательности. Он учил, что «извечной целью человека является вечный союз с Дао — Высшим Богом и Всеобщим Царем». Его понимание предельной причинности отличалось глубиной постижения, ибо он писал: «Единство возникает из Абсолютного Дао, и из Единства возникает космическое Двуединство, и из такого Двуединства рождается Триединство, и Триединство является первоисточником всей реальности». «Вся космическая реальность пребывает в состоянии постоянного равновесия между потенциальным и актуальным, и дух божественности извечно согласовывает эти начала».

Лао-цзы также одним из первых изложил учение о воздаянии добром за зло: «Добродетель порождает добродетель, однако для истинно добродетельного человека зло также порождает добродетель».

Он учил, что создание возвращается к Создателю, и представлял жизнь как возникновение личности из космических потенциалов, сравнивая смерть с возвращением этой личности создания домой. Он обладал необычным представлением об истинной вере, которую он также сравнивал с «отношением ребенка».

Лао-цзы хорошо понимал вечную цель Бога, ибо он говорил: «Абсолютное Божество не прилагает усилий, но всегда торжествует; оно не принуждает человечество, но всегда готово откликнуться на его истинные желания; воля Бога вечна в своем терпении и вечна в неизбежности своего выражения». Выражая истину о том, что блаженнее давать, нежели брать, он сказал об истинно верующем: «Добродетельный человек стремится не придержать истину для себя, а посвятить это богатство своим товарищам, ибо именно в этом заключается претворение истины. Воля Абсолютного Бога всегда благотворит и никогда не разрушает; цель истинно верующего — всегда действовать, но никогда не принуждать».

Учение Лао о непротивлении и то различие, которое он проводил между действием и принуждением, позднее были извращены, превратившись в принцип «видеть, делать и ни о чём не думать». Но Лао никогда не учил таким ложным представлениям, хотя его концепция непротивления и сыграла свою роль в последующем развитии пацифистских тенденций у народов Китая.

Однако вульгарный даосизм Урантии двадцатого века имеет очень мало общего с возвышенными воззрениями и космическими представлениями древнего философа, учившего своему пониманию истины, которое заключалось в следующем: вера в Абсолютного Бога является источником той божественной энергии, которая возродит мир и с помощью которой человек восходит к духовному единению с Дао, — Вечным Божеством и Создателем-Абсолютом вселенных.

Конфуций (Кун Фу-цзы) был младшим современником Лао в Китае шестого века. Конфуций положил в основу своих доктрин лучшие нравственные традиции, почерпнутые из долгой истории желтой расы. Кроме того, на него оказали некоторое влияние сохранившиеся предания о салимских миссионерах. Его главный труд представлял собой собрание мудрых изречений древних философов. Этот учитель был отвергнут при жизни, но с тех пор его писания и учения оказывают огромное воздействие в Китае и Японии. Конфуций бросил вызов шаманам, заменив магию моралью. Однако он переусердствовал, превратив порядок в новый фетиш и учредив уважение к древнему этикету, который чтят в Китае до настоящего времени, — времени написания этих документов.

Конфуцианская проповедь морали основывалась на теории о том, что земной путь есть искаженная тень пути небесного, что истинная модель преходящей цивилизации есть зеркальное отражение вечного порядка небес. Потенциальная концепция Бога была почти полностью подчинена в конфуцианстве тому особому значению, которое придавалось Небесному Пути, космической модели.

За исключением немногочисленных приверженцев, Восток забыл учения Лао, но труды Конфуция с тех пор являются основным компонентом морали в культуре почти трети урантийцев. Хотя конфуцианские заповеди увековечивали то лучшее, что было в прошлом, в определенном смысле они противоречили самому китайскому духу исследований, который привел к достижениям, вызывавшим такое поклонение. Влиянию этих доктрин безуспешно пытались противостоять имперские устремления Цинь Шихуанди и учения Мо Ди, провозгласившего, что братство может быть основано не на этическом долге, а на любви к Богу. Он стремился возродить древний поиск новой истины, однако его учения потерпели неудачу из-за решительного сопротивления учеников Конфуция.

Подобно многим другим учителям духовности и морали, и Конфуций, и Лао-цзы со временем стали обожествляться своими последователями в эпоху духовного упадка, которая наступила в Китае в период между деградацией и извращением даосизма и приходом буддистских миссионеров из Индии. В течение этих ущербных в духовном отношении веков религия желтой расы выродилась в жалкую теологию, которая кишела дьяволами, драконами и злыми духами. Всё это свидетельствовало о возвращении страхов непросвещенного смертного разума. И Китай, когда-то возглавлявший человеческий род благодаря своей прогрессивной религии, отстал — отстал из-за временной неспособности пойти по истинному пути развития того богосознания, которое является непременным условием подлинного прогресса не только отдельного смертного, но также запутанных и сложных цивилизаций, характерных для развития культуры и общества на эволюционной пространственно-временной планете.

Книга Урантии

Источник: http://china-voyage.com/2010/05/lao-czy-i-konfucij-iz-knigi-urantii/.

  • учения лао цзы и конфуция
  • лао цзы и конфуций

учения лао цзы и конфуция

Человеку со всей определённостью необходимы общие убеждения и идеи, которые придают смысл его жизни и помогают ему отыскивать свое место во Вселенной. Человек способен преодолеть совершенно невозможные трудности, если убежден, что это имеет смысл. И он терпит крах, если сверх прочих несчастий вынужден признавать, что играет роль в «сказке, рассказанной идиотом».

— Карл Густав Юнг

При поддержке:

Рубрики

Облако меток

Конфуций и Лао-Цзы

Конфуций учил о том, что в основе отношений между людьми должны лежать справедливость и человеколюбие. Он считал, что порядок в семье и государстве определяется тем, что каждый человек знает свое место в четкой структуре государственных и семейных отношений.

Конфуцианское общество — это общество со строгой иерархией и неукоснительным подчинением более младшего члена общества более старшему.

Конфуций расписал практически все: как человек должен есть, спать, делать детей, воспитывать их и так далее. Логично предположить, что общество, которое действительно впитало бы в себя все эти принципы до самых глубочайших основ со временем просто омертвело бы, ведь основным фактором выживания любого общества является способность самоорганизовываться в зависимости от той или иной внешней ситуации.

Если учение Конфуция можно считать олицетворением китайского народа с его внешней стороны, то Лао-Цзы — это выражение его внутренней сути, его души. Лао-Цзы противопоставляет внешнему этическому идеалу идею Дао. Дао содержит в себе все. Задача человека лишь в том, чтобы «настроиться» на Дао. для чего он должен отбросить всякую обусловленность своего восприятия.

Конфуций логичен. Он все разделяет и классифицирует. Лао-Цзы парадоксален. Его мысль объединяет. Дао Лао Цзы по духу очень живо перекликается с Дзен из Дзен-буддизма и многие исследователи считают, что это практически одно и то же.

О противоречиях учения Лао Цзы и Конфукция рассказывает нам притча в которой Величайший Учитель встречается с Величайшим Мастером.

Встреча Мастера и Учителя

Однажды Конфуций узнал, что есть в Поднебесной величайший Мастер, который познал саму суть вещей и звали того мастера Лао-Цзы. Конфуций очень заинтересовался этим и решил обязательно найти Лао Цзы, что узнать у него ответы на самые главные вопросы.

Когда же Конфуций все-таки нашел Лао-Цзы, то первым делом спросил:

— Что такое добро и зло? Дай мне четкое определение, ведь только опираясь на фундаментальное знание об этих понятиях человек может принимать правильные решения.

— Именно определения создают путаницу. Они подразумевают разделение. Вы говорите, что яблоко это яблоко, а человек это человек. Вы разделяете. Вы говорите, что человек не является яблоком, но в жизни все является одним целым и находится в постоянном движении изменении, тогда как определения статичны и неизменны, а значит мертвы, то есть неприменимы к жизни.

Детство двигается к юности, а юность к зрелости. Здоровье двигается к болезни, а болезнь к здоровью. Где же вы нарисуете границу, чтобы разделить их? Один человек нарисует ее в одном месте, а другой в другом, но каждый будет не прав. Каждый, кто дает определение не прав, а потому не определяйте. Не говорите о том, что зло, а что добро.

Конфуций спросил:
— Но как тогда можно учить и направлять людей? Как сделать их моральными и добрыми?

На что Лао-Цзы ответил:

— Чем больше пытаешься создать порядка, тем больше создаешь беспорядка. Предоставь каждого самому себе.
— Но это опасно! — ответил Лао-Цзы, — общество не может быть основано на таких положениях, на что Лао-Цзы ответил:
— Природы вполне достаточно. Никакая мораль не нужна. Природа естественна. В ней нет принуждения. Она невинна. Никакие знания не нужны.

Конфуций покинул обитель Лао-Цзы смущенным. Он не мог уснуть всю ночь, размышляя над словами мудреца, а когда его ученики спросили его о том, как прошла беседа, тот ответил:

— Это очень опасный человек. Избегайте его.

В свою очередь, когда Конфуций ушел, Лао-Цзы долго смеялся. Своим ученикам он сказал:

— Ум — это барьер для понимания, даже ум Конфуция. Он не понял ничего из того, что я сказал ему, а потому все что он не скажет обо мне в последующем окажется неправдой. Ему кажется, что он создает в мире порядок, но порядок итак присущ миру. Он всегда был здесь, а тот кто пытается создать порядок, создает лишь беспорядок.

Источник: http://magicjournal.ru/konfutsiy-i-lao-tszyi/

лао цзы и конфуций

Конфуций и Лао Цзы

История религии воздает должное личности Конфуция, скромного государственного деятеля, жившего приблизительно за 600 лет до возникновения христианства, не преуменьшая значения этого, как принято считать, первого и самого прославленного китайского философа.

Господствующие классы старого феодального Китая поддерживали легенду о Конфуции, в которой он выглядит своего рода святым, полубожественным основателем одной из самых распространенных в огромной стране религий. Они создали ему сложный культ, официально существовавший до 1914 года, но сохранившийся и поныне в широких массах. В действительности же Конфуций, которого даже Мао Цзэ-дун почтительно называет в своих поэмах (учителем», не был основателем религии.

Больше всего интересовался Конфуций сбором и распространением через школу учений китайских классиков — а они входят в число древнейших известных истории человечества — и не занимался загробными и сверхъестественными фантазиями. Мораль человека привлекала его, а не метафизические и теологические измышления. Все это, естественно, не означает, как иногда утверждают, что Конфуций не верил в веками почитавшиеся народами Китая божества, связанные с одной из древнейших форм религиозности — культом предков, как в семье, так и в государстве.

В сочинениях Конфуция, которые почти наверняка изданы не им самим, а собраны его учениками и продолжателями через много лет после его смерти, постоянно проявляется вера в «небо». Это, конечно, олицетворение природы, такое же, впрочем, как мифологические построения, встречающиеся в определенные фазы общественного и религиозного развития в Азии, в Африке и в Европе (у персов, индийцев, греков, евреев, римлян, арабов и многих других). В самом деле, древнейшая китайская идеограмма, означающая «небо», рисуется в виде человечка — очевидное изображение божества в образе человека, характерного для переходного периода от первобытного общества к личной власти племенного вождя и рабовладельцев. Даже сам термин «шанди», то есть «небо», означает «человек выше земли, над землей» или «господин там, вверху» — четкое выражение религиозного представления о «господе нашем, который пребывает на небесах».

Может быть, не случайно сам Конфуций никогда не употребляет этого термина, явно считавшегося слишком близким к народным верованиям, и пользуется более абстрактным и идеализированным словом «тянь», близким к понятию «провидения», в иудейско-христианских и исламских вероучениях. Ошибается, однако, тот, кто захочет сделать из Конфуция атеиста и мыслителя-рационалиста, так как религия заключается не только в вере в сверхъестественные существа в образе человека, но и в верованиях в чуждые нам силы, в предрассудках, которые видоизменяющееся общество прививает человеку, чтобы удержать его в путах определенных отношений подавления.

При всем этом остается примечательным тот факт, что мысль Конфуция, освобожденная от примесей других, более поздних учений и религий, особенно буддизма, направлена в основном к земному и лишена того мистицизма, который носил культ дао, или «предначертания», основанный другим философом, его современником — Лао Цзы, положившим начало новой религии — даосизму. Даосизм долгое время соперничал с конфуцианским учением и даже иногда прямо вытеснял его[284] .

Лао Цзы — легендарная фигура, отчасти напоминающая Будду и Христа, и в его историческом существовании позволительно сомневаться (в жизнеописание Лао Цзы входят непорочное зачатие, жизнь, полная чудес, необычная смерть и т. п.). В то же время личность Конфуция исторически достаточно реально обрисована на фоне характерных для начала китайского средневековья социальных условий: бесчисленные феодалы, попытки сосредоточить власть в руках одного властелина, который позже станет императором и будет царить до революции 1911 года, доступ к культуре исключительно для детей знати и чиновничества и необходимость отыскать какую-то линию поведения, которая бы навсегда закрепила все эти отношения и придала бы им видимость справедливости и моральности[285] .

Точная транскрипция имени Конфуция — Кун Фу-цзе, то есть «Учитель Кун», по имени клана, к которому он принадлежал. Латинизированной форме Конфуций мы обязаны иезуиту Маттео Риччи, который около 1600 года побывал в Китае и одним из первых познакомил Запад с именем мудреца. Считают, что Конфуций родился в 551 году до н. э. годом его смерти принято считать 479, однако дата эта неточна. Он был сыном мелкого чиновника, бывшего солдата, и с молодости посвятил себя преподаванию, чтобы этим ремеслом поддержать семью. Его карьера увенчалась некоторыми общественными званиями: смотрителя общественных работ, губернатора города и министра юстиции на службе у местных правителей.

Конфуций, Будда и Лао Цзы. Старинный эстамп

В двадцать два года Конфуций сумел создать частную школу, в которой, по преданию, обучались 3 тысячи учеников; 72 из них, особенно отличившиеся, позже стали «святыми» конфуцианства.

В сопровождении своих учеников Конфуций путешествовал из одного города в другой, проповедуя в первую очередь свои принципы правильного поведения и хорошего правления. Обучение было небесплатным. До сих пор китайский иероглиф, означающий «вознаграждение», изображается в виде десяти кусков солонины, которыми учащиеся платили Конфуцию за его лекции. Те, кто не мог это сделать или был еще слишком несведущим, собирались в глубине внутреннего двора, где учитель вел занятия с ними, почему их и называли «ученики при дверях» (они напоминают обращенных язычников, которые присутствуют на отшибе при службе в еврейской синагоге, или послушников древней христианской общины).

Обескураженный сопротивлением со стороны враждовавших друг с другом феодалов и неудачей своего выступления в качестве политического реформатора, Конфуций удалился на склоне жизни в местечко Лю, в провинции Шаньдун, где он родился, и целиком посвятил себя пересмотру китайских классиков. Он не оставил рукописей, однако существует ряд текстов, написанных его учениками и некоторыми членами семьи. Наиболее известны из них «Беседы и суждения», которые иезуит Риччи назвал «Аналекта», «Книги истории» («Хроники»), охватывающие период с 722 по 481 год до н. э. и «Книги стихов» — ценное собрание старых народных китайских песен с комментарием к ним[286] .

Центральным в учении Конфуция является исследование законов, которые должны упорядочить отношения между людьми, в семье и обществе, основанные на уважении к старшим и почитании руководителей государства. Управлять же, учил Конфуций, означает найти каждому соответствующее место в обществе, в соответствии с его рождением и достоинствами. Каждый человек обязан морально совершенствоваться, поскольку это в его силах; глава государства должен руководить подданными в соответствии с определенными нормами справедливости и истины руководствуясь, впрочем, велениями Неба.

В эпоху бесконтрольной эксплуатации и варварского феодального крепостничества подобные принципы конечно, были прогрессивны. Но не менее верно и то что его учение использовалось правящими классами Китая в их эгоистических интересах, с тем чтобы удержать народ в состоянии подчинения и с помощью тщательно разработайной обрядовой системы увековечить феодальную структуру страны с ее застывшей иерархией и суровой регламентацией общественных отношений. В этих условиях конфуцианство весьма скоро превратилось в религию, а тем самым оно оказалось орудием правящих классов, и вплоть до последних десятилетий использовалось для экономического и духовного давления на сотни миллионов мужчин и женщин огромного Китая.

Конфуций в окружении своих учеников. Старинный эстамп
Источник: http://russify.ru/text/donini/104.htm



Комментариев пока нет!

Поделитесь своим мнением

Поиск по сайту

Страны

Наиболее читаемые

Отели мармариса 4 звезды первая линия все включено собственный пляж. 3. Мармарисе на первой линии. Мармарис постепенно становится одним из самых популярных туристических районов Турции среди туристов из России. Многие туристы влюбляются в этот

Шарм эль шейх тропикана тиволи. Своим 3 звездам отель Tropicana Tivoli вполне соответствует. Здесь лучше всего будет тем, кто желает сэкономить $300-$400 за 10 дней (SINGLE)

Туристам в Египте советы. Будьте осторожны! Не бродите босиком по протокам или стоячим водоемам, не мойте в них руки. Вода кишит трематодами, которые могут

Популярные

Эден резорт энд спа Шри-Ланка. (6)

Манго какие витамины содержит. (4)

Миф древней Греции яблоко раздора. Из какого мифа. Яблоке. Краткое содержание. Читать.. На было написано. (3)

Валенсия Испания фото достопримечательности. (3)

Регулярные рейсы в бангкок из красноярска. Время полета. Билеты Таиланд. Прямые расписание емельяново. (3)

Переводчик с русского на греческий произношением. Транскрипцией. Русскими буквами. (3)

Интересно

Аэропорты на карте Греции.

Город Название аэропорта Обозначение Alexandroupolis Александруполи Dimokritos Airport AXD Astypalea о. Астипалеа Astipalaia Airport JTY Athens Афины Eleftherios Venizelos ATH Chania Ханьа Souda Airport CHQ Chios о. Хиос Chios Airport JKH Drama Драма Drama Airport DRM Heraklion Ираклион Nikos Kazantzakis Airport HER Ikaria о. Икария Ikaria Airport JIK Ioannina Иоаннина Ioannina Airport IOA Kalamata Каламата KLX Kalymnos о. Калимнос Kalymnos

Театр теней в Китае.

В древности в таких странах как Индия, Индонезия и Китай для развлечения и религиозных целей использовали театр теней. Услышав об этом,

4 Fortuna фото. Фортуна звезды.

$('.more-cities').bind('click', function(){ $('.more-cities').addClass('hidden'); $('.more-cities-block').removeClass('hidden'); }); function bhead_js_001(change_city_url) { $(function() { var $selectCityLink = $('#select-city-link'); $selectCityContainer = $('#select-city-div'); $selectCityLink.click(function(_ev) { _stop(_ev); $selectCityContainer.addClass('active'); }); $('#deselect-city-link').click(function(_ev) { _stop(_ev); $selectCityContainer.removeClass('active'); }); var refreshContactsCity = function(cityId) { var pattern = /contacts\/?/; if (pattern.test(window.location.toString())) { window.location.replace('/contacts'); } else { if (typeof cityId !==